Подобием млад отрок в венце царском и багрянице, руки молебные; убиен бысть на Угличе повелением Бориса Годунова.

Жизнь царевича Димитрия, принадлежит, наверное, к одним из самых трогательных страниц русской истории. Царевич Димитрий был рожден от последнего брака царя Иоанна Васильевича Грозного с Марией Нагой и являлся наследником российского престола. Он был последним представителем царствовавшего в России дома, происходившего непосредственного от Рюрика и от святого Владимира.

Брат Димитрия, Федор Иоаннович, страдал слабоумием, и его здоровье оставляло желать лучшего. После смерти Иоанна Грозного престол унаследовал Федор Иоаннович, но вся Россия знала, что долго его царствование не продлится и править будет Димитрий. В то время самым близким к царю человеком был Борис Годунов. Он обладал выдающимися способностями, но и огромным честолюбием: его заветным желанием было занять российский престол.

Безвольный и слабоумный царь Федор предоставил Борису бразды правления государством и соглашался со всеми его решениями. Согласился он и с тем, чтобы пятилетний царевич Димитрий был сослан вместе с матерью и ее братьями, Нагими, в Углич. Народ же, в отличие от царя Федора, возмущался таким отношением к единственному наследнику престола. Чтобы люди забыли о царевиче, Борис распорядился во время церковной службы не упоминать его имя ввиду того, что он был рожден от седьмой жены Иоанна Грозного.

Царевич Димитрий был очень красивым ребенком и, в отличие от своего брата, унаследовал прекрасные умственные способности отца. Подрастая, мальчик постепенно начал понимать свое странное положение и интересоваться, почему он не живет в Москве вместе со своим братом.

В своих играх царевич наивно, по-детски, ругал Бориса Годунова. Такие реплики ребёнка были на руку приверженцам Бориса, и они прибавляли к словам мальчика свои выдумки, чем сеяли смуту между братьями — царем и царевичем. Те же «заботливые» приверженцы распускали в народе слухи о том, что молодой царевич Димитрий пошел характером в своего отца, что он жестокий и злой, приходит в экстаз от вида крови и мучает животных для собственного удовольствия. К счастью, эти сказки о царевиче не имели успеха в народе: все прекрасно знали, что это был очень добрый и застенчивый ребёнок.

Видя, что ему не удается настроить народ против царевича, Борис Годунов решил действовать другим путем. Он послал в Углич своих людей, которым велел подсыпать Димитрию в пищу яд. Возможно, в последний момент дрогнула рука отравителей, а может быть, Господь, хранящий праведников, не хотел принимать тайно эту чистую душу, не желая, чтобы всему миру была явлена неповинная кровь.

Борис Годунов хорошо заплатил своим людям и отдал приказ убить царевича Дмитрия. Он послал в Углич Михаила Битяговского с сыном Данилой и племянником Никитой Качаловым якобы для охраны царевича.

Материнское сердце Марии Феодоровны подсказывало, что ее сыну Димитрию грозит опасность, и она держала восьмилетнего царевича под своим постоянным наблюдением. Но не знала Мария Нагая, что Волохов, сын мамки, был уже подкуплен Битяговским и только ждал удобного случая, чтобы расправиться с невинным ребенком. Сама мамка, Василиса Волохова, тоже участвовала в сговоре с убийцами. Когда царица находилась в своих покоях, Василиса повела гулять Димитрия во двор. Кормилица мальчика Ирина Тучкова тоже вышла с царевичем, но осталась стоять на нижнем крыльце, не упуская Димитрия из виду. К играющему царевичу подошел Волохов, взял его за руку и спросил: «Государь, видно у тебя новое ожерелье?» «Это старое ожерелье», — тихо ответил Димитрий. В этот-то момент сын мамки и полоснул его ножом по шее. Рана была не смертельной, но царевич упал на землю, подбежала кормилица и, прикрыв мальчика своим телом, начала кричать. Волохов бросил нож и устремился прочь. Здесь подоспели другие убийцы — Битяговский и Никита Качалов, которые стали бить кормилицу. Когда она потеряла сознание, убийцы схватили раненого Дмитрия и, нанеся ему смертельный удар, обратились в бегство. Сбежавшимся на крики кормилицы предстало ужасающее зрелище: на пропитанной кровью земле лежал смертельно раненый царевич Димитрий, а над ним безутешно рыдала его несчастная мать...

Весть о страшном убийстве разнеслась по всему городу, и отовсюду ко дворцу бежал народ... Один пономарь, запершись на колокольне, начал непрестанно бить в колокол... Михаилу Битяговскому и его помощникам не удалось тайно покинуть город, их поймали и убили. Тела убийц были брошены в яму на съедение собакам.

В тот же день к царю Федору поскакали гонцы с печальной вестью, что его младший брат жестоко убит людьми, приставленными к нему для охраны. Но всеведущий Борис Годунов перехватил гонцов в Москве и велел переписать грамоту. Теперь в ней было написано, что царевич, одержимый падучей болезнью, по недосмотру няньки во время припадка смертельно ранил себя.

Началось следствие по этому делу. Нагие были перевезены в Москву, их пытали, но даже пытками от них не удалось добиться того, чтобы они признали самоубийство Дмитрия. Опасаясь разоблачения, Борис Годунов посодействовал тому, чтобы всех братьев Нагих разослали по разным городам и заточили в темницы. Царицу Марию насильно постригли в монахини с именем Марфа.

Но и этого показалось мало, и Борис Годунов решил, что и весь Углич должен ответить за свою любовь и сочувствие к царевичу и к Нагим. Около 200 человек ответили за это головой, многих заточили в темницы или отправили в ссылку. Углич опустел... Даже набатный колокол Спасского собора был «сослан» в Сибирь вместе с людьми, поднявшимися в тот страшный день по его звону, и долго висел в Тобольске в храме Всемилостивого Спаса. И только по прошествии многих лет этот колокол был возвращен в Углич.

Казалось бы, основных свидетелей убийства уничтожили, посадили в темницы и сослали в Сибирь и всё должно успокоиться. Но разве можно было заглушить народную молву о погибшем царевиче? Глухой ропот, тщетно подавляемый, возрастал все больше и больше. Никто не хотел верить угличскому следствию и, прежде всего, конечно же, Борису Годунову.

У гроба царевича стали происходить чудеса. Борис с помощью угроз пытался подавить слух о знамениях, исходящих от гроба мученика, а могила Дмитрия считалась опальной. Когда Борис Годунов был свергнут с престола самозванцем Лжедмитрием, священники не смели служить панихиды над могилой настоящего царевича Дмитрия.

После падения самозванца началось настоящее паломничество к могиле мученика. Царь Василий Иоаннович Шуйский принял решение перенести гроб царевича Дмитрия в Москву. Для этого в Углич были снаряжены послы.

Узнав о приезде московских послов, угличане потеряли покой. Они считали несправедливым, что мощи будут перенесены в Москву: ведь именно жители Углича больше всех любили Дмитрия, а после убийства царевича весь город значительно пострадал от репрессий.

К тому времени Дмитрий покоился в земле уже 15 лет, но, когда вскрыли гроб, царевич предстал перед удивленными взглядами угличан и послов таким, каким они помнили его. Тлению не подверглось ни тело, ни одежда царевича. В левой руке он сжимал расшитый золотом платочек, с которым вышел во двор в день убийства. Правая рука царевича была сжата в кулачок, в котором находились орешки, которые дала ему кормилица на крыльце за несколько минут до его смерти...

С великим торжеством возвращался царевич Димитрий в Москву. В Москве весь народ с царем Василием и патриархом Ермогеном вышел навстречу процессии с крестами и иконами. Мощи царевича Дмитрия были положены в Архангельском соборе Кремля.

От святых мощей царевича, по словам летописца, «изливались реки милосердия» и происходили чудесные исцеления больных.

«Если Бог допустил страшное убийство Дмитрия, то не потому ли, что душа царевича созрела к святости, а печальная его кончина должна была прославить его добродетели и навсегда запечатлеть его образ в сердце православного народа?» - повествует летопись тех лет.

Сегодня, 14 ноября:
Бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана Асийских и матери их прп. Феодотии (III).
7.30 — Часы, Литургия.
17.00 — Вечерня, Утреня, 1-й Час

Завтра, 15 ноября:
Мчч. Акиндина, Пигасия, Аффония, Елпидифора и Анемподиста (ок. 341-345).
7.30 — Часы, Литургия.
17.00 — Вечерня
17.30 — Акафист Божьей Матери перед её иконой, именуемой «Иверская»

Расписание богослужений
Наши службы

В монастыре ежедневно:

Вечернее богослужение - в 17:00,
Божественная литургия - в 7:30.
В праздничные дни - в 8:30.
(Начало исповеди в 7:30. После литургии служатся требы).
В понедельник, в 17:30, Акафист Иоанну Предтече Крестителю Господню.
В пятницу, в 18:00, Акафист Божией Матери пред Иверской Ее иконой (кроме дней Великого поста и дней после Пасхи до Троицы).

Таинство Крещения совершается с понедельника по субботу сразу после литургии, около 9:00 - 9:30 ч., а по воскресеньям и в двунадесятые праздники - в 7:30 утра.

Дети

При монастыре с 2000 года действует воскресная школа для детей в возрасте 9-14 лет, при которой с 2005 года существует хор мальчиков (с 7 до 14 лет). Запись по телефону 69-00-44.